18+
 -20° 4 м/с
USD ЦБ 64.1528
EUR ЦБ 68.4703
личный кабинет
сегодня: 03 декабря, сб

Новости Культуры в Перми

Владимир Золотарь: «Режиссеру нужно хотеть что-то сделать для артиста»

Фото: Театр-Театр
Автор: Новости Перми

Имя Владимира Золотаря в Перми последнее время на слуху, кто-то прочил его в художественные руководители драмтеатра, кто-то с интересом смаковал подробности административных скандалов с его участием в Нижегородском ТЮЗе. И вот теперь стало известно, что Владимир Золотарь станет главным режиссером «Театра-Театра». Нам удалось встретится с ним и директором «Театра-Театра» Юрием Милютиным, и поговорить о революциях, экспериментах и культурной политике.

  Слово «Золотарь» в толковом словаре Ушакова имеет два значения: золотых дел мастер и ассенизатор. В каком качестве вы приехали в Пермь?  

Владимир Золотарь: Сложно сказать. Думаю, что не в том самом. В том самом была замечательная шутка одного артиста барнаульского ТЮЗа, когда я приехал в алтайский краевой театр драмы. Ситуация в театре была нулевая. Как бы он есть и как бы его нет. И мой хороший товарищ Костя Кольцов, тогда пошутил и всем театроведам местным говорил: «Я придумал грандиозное название для статьи: «Театру нужен золотарь!» Понятно что выносить из театра. Здесь все совсем не так. Сложность и азартность ситуации для меня в том, что я прихожу в мой третий театр. Первым был алтайский краевой театр драмы, там пришлось все начинать с нуля. Вторым — нижегородский ТЮЗ, там уже было чуть по-другому. Здесь я прихожу в сложившийся зрелый театр, со зрелой труппой, натренированной самой разнообразной, иногда очень сложной, иногда очень острой, режиссурой, в театр со своим зрителем, со своим имиджем в городе, да и в стране. Эта история по-своему более сложная. Иногда удобнее строить театр с нуля.  

Здесь же, слава богу, не требуется революция. Потому что я по натуре не революционер. Мне кажется, что театр может развиваться только эволюционным путем. Потому что жизнь любого театра — это движение вперед. Как в замечательной пьесе Кундеры «Жак и его господин»: вперед — это везде. Это либо движение, либо это разрушение. Если театр не развивается, то он деградирует. Здесь нужна стратегия планомерного развития, если режиссер-постановщик живет в рамках спектакля, то главный режиссер живет в рамках сезона. Какая у меня задача? Чтобы артист развивался от роли к роли, чтобы я развивался вместе с труппой, чтобы зритель развивался. Не секрет, что зритель тоже растет вместе с театром, привыкает к более сложному изощренному языку.

А вас не пугает участь Николая Коляды? (Пермский зритель очень холодно встретил спектакль Николая Коляды «Гамлет»)

Владимир Золотарь: Когда приезжает Коляда с «Гамлетом», то это революция. Ведь Коляда в Екатеринбурге — это эволюция. Там шли от спектакля к спектаклю, от его первых спектаклей, простых по языку, к спектаклям «Коляда-театра», к «Гамлету». Для Екатеринбурга это эволюционный путь, а потом приезжает Коляда в Пермь с «Гамлетом», а для пермского зрителя это революция.  

Юрий Милютин: Я не согласен. Спектаклю «Гамлет» сколько там, лет пять уже? Мы его показывали на «Сцене-Молот», где своя обойма очень непростых спектаклей: «Чукчи», «Засада», «Коммуниканты». Может быть спектакль «Гамлет» — это уже вчерашний день для нашего зрителя? Потому что наш зритель за последние два года имеет опыт общения с самыми крутыми проектами. Может быть то, что актуально и революционно для Екатеринбурга, для нас уже позавчерашний день.  

Владимир Золотарь: Может быть. Я не настолько знаю пермскую ситуацию и пермского зрителя. Но я, например, совершенно не склонен в уходе со спектакля винить публику. Одна из моих профессиональных задач — попасть в эту публику. Если со спектакля публика уходит, это значит, что я не решил одну из своих главных задач.  

Юрий Милютин: Вот, например, Полунин, говорил, что приезжая в любой город Европы или мира, он берет три дня, чтобы понять, что это за город. Может быть, Николаю нужно было заранее узнать зрителя, посмотреть в интернете, что происходит на «Сцене-Молот»? Когда мы выезжаем куда-то, то мы очень серьезно относимся к площадке.  

Вы говорите, что театр должен развиваться эволюционно, без революций. Значит, серьезных экспериментов проводить не будете?  

Владимир Золотарь: Эволюция без эксперимента не случается. Вопрос в степени эксперимента, в степени его радикальности. Я имею ввиду, что в театр легко войти так: господа, всего, что было — нет. Давайте считать, что у нас ничего нет, и мы начинаем строить свой театр. Эта позиция для пермского театра не уместна. Здесь есть репертуар, его просто нужно постепенно обогащать. Тем, что, на наш взгляд, в репертуаре отсутствует или стареет. У театра есть зритель. В том же Барнауле я должен был круг зрителя театра создать с нуля. Вторая задача — продолжать интересовать того зрителя, что у театра уже есть.  

Безусловно я, как режиссер, в меньшей степени имею право на откровенные эксперименты, чем те, кого мы будем приглашать. Я, как главный режиссер, просто должен обеспечивать полные залы.

Но эксперимент бывает как внешний — для зрителя, так и внутренний — для труппы?  

Владимир Золотарь: Это уже другой вопрос. В Нижнем Новгороде мы ставим пьесу «Гроза». А это мозги миллионов людей, отравленные историей про луч света в темном царстве и прочее-прочее-прочее. И вот я ставлю грозу в Нижегородском театре юного зрителя, это уже эксперимент по определению. Это эксперимент к подходу: давайте сотрем в мозгах все, что знаем о ней. И вдруг мы обнаруживаем, что это вообще комедия положений, которая выливается в трагедию, но это очень смешная пьеса. Совершенно чумовая баба, которой показалось, что так жить, как она живет, невозможно. И благодаря этому она завертела вокруг себя весь город. Комическая ситуация. Все, о чем я говорю – это уже наш внутренний эксперимент. И как на него отреагирует зритель: «Фу, это эксперимент» или «Ух ты, какой хороший эксперимент», мне, по большому счету, все равно. Мне важно, чтобы наше послание «нужно быть чуточку более человечным» до них дошло. А как? Для меня менее важно. Внутри театра все — эксперимент.  

С чем связано решение отказаться от коллегии режиссеров?  

Юрий Милютин: Мы долго думали, и пришли к выводу, что коллегия с Эдуардом Бояковым больше подходит для «Сцены-Молот». Проблема репертуарного театра в том, что здесь есть постоянная труппа. И здесь должен быть человек, который каждый день проводит в театре, у которого есть четкий план. Замечательно, когда режиссеров много, думаю, мы с Владимиром от этой концепции отказываться не будем. Эта модель больше европейская, где нет репертуарного театра, нет труппы. И вот тут мы серьезно все задумались, и Владимир перевесил. Еще очень важен возраст: у нас небольшой разрыв, мы современники, говорим на одном языке.  

Тем не менее, культурная политика пермских властей как раз и предусматривает переход на европейские модели, разве нет?  

Владимир Золотарь: Я не думаю, что это касается театра. Переход на европейскую систему — это значит надо оставить здание театра с обслуживающим персоналом, а труппа будет наниматься на проекты. Европейский театр — это продюсерский театр. Возникает продюсер и арендует театральное пространство вместе с обслуживающим персоналом. Он нанимает режиссера, они собирают труппу, играют спектакли, пока не набирают 80% зала. Если не набирают, то спектакль списывается, проект закрыт. Мы же пока существуем в системе русского репертуарного театра.  

У них как актеров набирают? Кто лучше прочел ключевой монолог, тот и получил роль. А в России актеры уже в вузах нацелены на затяжной прыжок. Я же знаю абсолютно точно, что произойдет в российском театре, если он перейдет на эту систему. У нас будут работать на всю страну артистов 50 из тех, кого мы видим в кино. Потому что они через киноиндустрию пришли к этому. Приходит, условно говоря, Олег Меньшиков, спрашивает где у него границы кадра, источники света. Все, он готов к этой системе. Это не хорошо и не плохо. Это данность. На мой взгляд долгий процесс с артистами — это хорошо. И долга жизнь спектакля — это хорошо.

Почему же вы выбрали Пермь, а не Питер?  

Владимир Золотарь: Только один театр в Питере мне понравился: это было сотрудничество с большим драматическим театром, который оказался очень живым внутри, очень порядочным, с чудесной труппой. В принципе, питерская театральная ситуация очень сложна, потому что худруки и главные режиссеры сидят в театрах уже давно и очень держатся за свои места. Та все законсервировано. Эта консервация в любых рамках очень претит театру. В Питере только внешне все ярко и броско, а на самом деле ситуация довольно болотистая. Провинциальная ситуация, не московская и не питерская, она кардинально другая. Здесь люди, работая в театре, им живут.  

Чего вы ждете от пермского театра?  

Владимир Золотарь: Жду просто интересной содержательной работы, замечательной труппы. Труппы, еще раз говорю, очень серьезно размятой, натренированной разнообразной режиссурой, иногда очень радикальной. Жду, что мы сможем сложить хорошие человеческие отношения. Моя глубокая вера — в театре ничего живого вне любви режиссера и артиста не возникает.  

Я надеюсь, что постепенно сложатся нежные человеческие отношения. Без этого мне очень сложно. Режиссеру нужно хотеть что-то сделать для артиста.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
добавляя комментарий, я принимаю Правила комментирования Отправить

ВОЗМОЖНО, ВАМ ПОНРАВИТСЯ


Фото и видео репортажи





загрузка карты...
НОВОСТИ ПЕРМИ
Информационный общественно-политический портал «Новости Перми» - все новости о Пермском крае и Перми. Круглосуточная лента новостей. Фото- и видео. Источник оперативной и достоверной  информации о городе Перми и Пермском крае. Пермских новостей много, «Новости Перми» - одни, узнай первым!
©«PermNews.ru», Новости Перми, Пермь, 2010-2016
Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия редакции.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации  ЭЛ №ФС77 - 49786  выдано 10 мая 2012 г.
Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.
При цитировании указывать гиперссылку на главную страницу портала с названием сайта «Новости Перми». 
Информация о погоде предоставлена порталом Gismeteo.Ru
Сайт «Новости Перми» предназначен для лиц старше 18 лет.